Полный разгром

Корейская эскадра состояла из 56 судов, включая 3 кобуксона и 21 пха-наксон. С учетом вооружения, тоннажа, численности экипажей, силы были примерно равными.

Ли Сунсину пришлось учитывать мнения еще двух адмиралов — Ли Окки и Вон Гюна, который непременно хотел обойти его в славе, а потому настаивал на немедленной атаке противника. Командующий не соглашался, настояв на том, чтобы выманить японцев в открытое море, где их можно было подавить с помощью артиллерии и, прежде всего, огнем кобусконов. Для этого силы корейцев были разделены на три эскадры. Главная, состоявшая из 24 кораблей (включая все три кобуксона), возглавляемая самим Ли Сунсином, заняла позиции перед островом Хансандо. Суда Вон Гюна и Ли Окки укрылись в засадах за расположенными на оконечностях острова мысами.

Следующим утром корейский командующий выдвинул поближе к Хансандо шесть кораблей, чтобы подразнить неприятеля, открыв по нему огонь из орудий. И японцы клюнули на наживку. Весь вражеский флот выдвинулся вперед, а шестерка корейских судов легла на обратный курс к острову.

Японцы буквально наперегонки нестройной толпой бросились за отступающими. Впереди несся Вакидзаки на своем флагмане, ему в затылок дышал корабль капитана Куки.

В какой-то момент преследователи почти одновременно забросили абордажные крючья на плывшее последним корейское судно. И Вакидзаки тут же приказал одному из моряков перебить
канат соперника. Взбешенный Куки принялся кричать своему адмиралу, что он о нем думает, вызывая на поединок, как самурай самурая. Пока шла эта перепалка, моряки с подцепленного корейского корабля избавились от второго абордажного крюка и продолжили бегство.

Дождавшись судов-приманок, Ли Сунсин выстроил эскадру буквой V («крылья журавля») и стал отступать к Хансандо. Японцы же, не снижая скорости, устремились прямо между «крыльев», надеясь добраться до головы «журавля», где находился корейский флагман. В сущности, они лезли в капкан, и этот капкан защелкнулся, когда из-за мысов показались эскадры Вон Гюна и Ли Окки.

Сгрудившихся японцев поливали огнем с трех сторон, а затем их плотную кучу начали таранить кобуксоны. Подъем самурайского духа сменился паникой. Отдельные японские капитаны еще пытались брать врага на абордаж или хотя бы отвечать выстрелами пушек и мушкетов. Но панцири «черепах» ни пули, ни ядра не брали, и эта неуязвимость трех кораблей заставляла японцев забыть о других, более уязвимых противниках.

Примерно четыре сотни японских моряков бросились в море, стремясь вплавь добраться до острова Хансан. На флагман Вакидзаки обрушились огненные стрелы. Загоревшийся корабль причалил к материку, и спрыгнувшему с него адмиралу пришлось добираться к своим по суше.

Другие суда самураев отходили к гавани Анголь под непрерывным огнем преследователей, от которых им удалось оторваться только в сумерках. Впрочем, вырвались лишь жалкие их остатки. Потопленными и сожженными
японцы потеряли 47 кораблей, еще 12 судов достались корейцам в качестве трофеев. Погибло около 8 тысяч моряков. Спасшиеся на Хансане 400 человек смогли построить плоты и добраться до своих, что, впрочем, мало утешило Вакидзаки. От всей эскадры у него осталось только 14 кораблей -одна шестая от прежней мощи. Потери корейцев составили всего 4 корабля и 16 погибших.

Куки не преминул сообщить о промахах Вакидзаки и занял его место в качестве командующего эскадрой, остатки которой были пополнена новыми кораблями. Уже через два дня после битвы под его началом находились 6 малых, 15 средних и 21 большой корабль, занявшие оборону в гавани Анголи.

Суда Ли Сунсина, разбившись на группы по два-три корабля, приближались ко входу в бухту, давали бортовой залп и отходили, уступая место следующим. Не выдержав безнаказанных обстрелов, японцы рванули в безнадежную атаку. В результате на дно отправилось еще около 30 кораблей и 2,5 тысячи матросов.

Блицкриг оказался сорван, в войну вмешались китайцы, и японцам пришлось начать мирные переговоры. Завершились они подписанием договора, в японском варианте которого победителем провозглашался Тоётоми, а в китайском — владыка Поднебесной. Корейцев отодвинули на второй план.

В 1596 году Тоётоми вторично вторгся в Страну утренней свежести, и снова японские успехи были остановлены Ли Сунсином.

Великий флотоводец завершил войну победой в битве при Но-рянчжине 15 декабря 1598 года. В этой битве он погиб от вражеской пули.

Добавить комментарий

Comment
Name*
Mail*
Website*